И лишь старушка сохранила спокойствие